О признании завещания действительным

Закрыть ... [X]

В зависимости от оснований, по которым оно признается недействительным, завещание может быть оспоримым, т. е. его недействительность наступает лишь в случае признания его таковым по решению суда, либо ничтожным, т. е. недействительным независимо от судебного решения.

При этом в любом случае недействительности завещания действуют общие положения о последствиях недействительности сделок: недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна она с момента совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

Рассмотрим судебную практику, касающуюся признания завещания недействительным, с тем, чтобы точно представлять себе, кто и по каким основаниям обычно оспаривает завещание.

Решением Железноводского городского суда Ставропольского края от 30 мая 2011 года № 2-615/11 в исковых требованиях П. Н. к И. Т. о признании завещания недействительным, компенсации морального вреда было отказано.

«Судом установлено, что П. Н. обратился в суд с исковым заявлением к И. Т. о признании завещания недействительным, компенсации морального вреда, утверждая, что <...> года умерла П. О., проживающая до момента своей смерти в жилом доме, расположенном по адресу: <...>. После ее смерти открылось наследство. 09.04.2011 года П. О. составлено завещание, удостоверенное временно исполняющим обязанности нотариуса Железноводского городского нотариального округа Ставропольского края Ф. Л. и зарегистрированное в реестре за № <...>, согласно которому все свое имущество, в том числе и жилой дом, расположенный по адресу: <...>, завещала И. Т. Истец является родным братом умершей. На момент смерти П. О. в браке не состояла, детей не имела, родители скончались до ее смерти, то есть наследников первой очереди не имеется и истец является ее единственным наследником по закону. Наследственное имущество ранее принадлежало их родителям и перешло ей в порядке наследования, истец в наследство не вступал.

П. Н. считает, что в период составления завещания его сестра не могла понимать значение своих действий и руководить ими в силу состояния своего здоровья, так как на протяжении долгих лет страдала тяжелыми заболеваниями, в том числе хронической печеночной недостаточностью, и причиной смерти явился диагноз – цирроз печени, сформировавшийся с высокой степенью активности портальной гипертензии. П. О. длительное время являлась нетрудоспособной, в связи с имевшимся заключением Минераловодского межрайонного Бюро МСЭ об установлении инвалидности. 24.09.2002 года после повторного освидетельствования П. О. вторая группа инвалидности по общему заболеванию определена ей бессрочно.

Ввиду отсутствия у П. О. семьи и наличия нетрудоспособности, истец постоянно оказывал материальную помощь своей сестре, содержал и обслуживал принадлежащее ей на праве собственности недвижимое имущество, осуществлял за ней уход, в период нахождения на лечении приобретал за свои средства необходимые медикаменты, то есть принимал непосредственное и непрерывное участие в обеспечении ее необходимыми условиями жизнедеятельности. В период отсутствия истца медицинскую помощь П. О. в случае необходимости по своей инициативе оказывала ответчик, так как являлась медицинским работником и проживала по соседству с умершей. Последнее время в разговорах между истцом и его умершей сестрой часто обсуждался вопрос о судьбе всего принадлежавшего ей имущества, которое она намеревалась оставить ему, в том числе и спорный жилой дом. Однако после смерти сестры о признании завещания действительным при обращении в нотариальную контору истцу стало известно, что за несколько дней до своей смерти она составила завещание в пользу И. Т., а также в этот же день на имя ответчицы И. Т. выдана доверенность на право получения причитающейся П. О. пенсии, ежемесячных денежных и иных компенсационных выплат. Истец считает, что, учитывая беспомощность состояния П. О., И. Т. оказала давление и психологическое воздействие на умершую по составлению завещания в ее пользу.

И. Т. просила в иске отказать и пояснила, что для признания нотариального завещания недействительной сделкой в порядке ст. 177 ГК РФ необходимо установить, что завещатель не был способен понимать значение своих действий и руководить ими на момент заключения сделки, что должно быть подтверждено выводами судебно-психиатрической экспертизы. Исходя из объяснений окружающих наследодателя людей и обстоятельств дела, которые утверждали, что вплоть до последней госпитализации П. О. была психически совершенно здорова, несмотря на то, что была инвалидом, всегда обслуживала себя сама, хотя от помощи окружающих не отказывалась. Никакого психического или физического воздействия с целью завладения ее имуществом на нее не оказывалось. Спиртными напитками и наркотическими препаратами она никогда не злоупотребляла. Сам факт оформления завещания не на родного брата, а на дальнюю родственницу, которая, со слов свидетелей, чаще других навещала завещателя, ухаживала за ней, не может свидетельствовать о неадекватности действий наследодателя. Все обвинения истца по поводу оказания давления и психологического воздействия на якобы беспомощного завещателя попросту надуманны, и намерена выполнить ее волю.

Третье лицо нотариус Ф. Л в судебном заседании показала, что при составлении завещания у нее сложилось мнение, что П. О. вполне адекватно воспринимает ситуацию, никаких сомнений у нее по поводу психического состояния П. О. не было, в противном случае она бы завещание не оформила.

Суд при исследовании всех имеющихся у него доказательств исковое заявление П. Н. счел не подлежащим удовлетворению в силу следующих причин:
– в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 1119 ГК РФ, завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам.

В судебном заседании было установлено, что ответчик не входит в круг наследников по закону на имущество П. О. Истец, в свою очередь, в силу требований ст. 1142 ГК РФ, входит в круг наследников по закону первой очереди, а поэтому имеет право на обращение в суд с иском о защите своих наследственных прав.
Согласно ст. 1124 ГК РФ, завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Завещание является односторонней сделкой, и к ней применяются общие правила об условиях действительности сделок, о порядке признания их недействительными.
Согласно завещанию, удостоверенному нотариусом 9 апреля 2011 года, зарегистрированному в реестре за № <...>, П. О. все свое имущество, в том числе и жилой дом, расположенный по адресу: <...>, завещала И. Т.

Согласно ч. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В судебном заседании свидетели истца П. и З. показали, что в последнее время П. О. вела себя неадекватно, была всеми и всем недовольна.

Суд счел, что на показаниях данных свидетелей нельзя сделать вывод о наличии психического расстройства у П. О., что она не понимала значение своих действий и не могла руководить ими на период оформления завещания 9 апреля 2011 года, поскольку показания свидетелей ответчика Р., К., С., Т., свидетельствуют о том, что, несмотря на свое болезненное состояние, П. О. была нормальным человеком, всегда вела себя адекватно, жаловалась на своего брата, что он не уделяет ей должного внимания, высказывала намерение свое имущество завещать И. Т., которая на протяжении длительного времени осуществляла за ней уход.

Из представленных письменных доказательств, согласно заключению посмертной судебно-психиатрической экспертизы № <...> ГБУЗ СК действительным «Ставропольская краевая клиническая психиатрическая больница № 1», следует, что П. О. на период оформления завещания от 09.04.2011 года каким-либо психическими расстройством не страдала, обнаруживала признаки астенического синдрома, соматогенно обусловленного. Однако вышеуказанные астенические проявления не сопровождались у П. О. какими-либо нарушениями со стороны мышления, памяти, интеллекта, критики, эмоционально-волевой сфере, не выявляла она также каких-либо психотических расстройств.

Суд счел, что истцом не были представлены бесспорные и достаточные доказательства, подтверждающие обоснованность заявленных требований, которые бы опровергли доводы ответчика и представленные им доказательства, в связи с чем суд находит заявленные истцом требования не подлежащими удовлетворению.

Истец полагает, что действиями И. Т. ему причинен моральный вред, поскольку если бы ответчик не оказала на П. О. давление и психологическое воздействие по составлению завещания в ее пользу, он бы вступил в наследство без всяких судебных тяжб, из-за которых он постоянно испытывает физические и нравственные страдания.
В судебном заседании данные доводы не нашли своего подтверждения, следовательно в удовлетворении компенсации морального вреда судом истцу было отказано. Также в удовлетворении компенсации морального вреда отказано, поскольку, согласно ст. 1099 ГК РФ, моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. В данном споре имущественного характера о признании завещания недействительным компенсация морального вреда не предусмотрена.

Заслушав представителей сторон, исследовав представленные письменные доказательства, заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы № <...> от 14 октября 2011 года, и оценив эти доказательства с учетом требований закона об их допустимости, относимости и достоверности, как в отдельности, так и их взаимной связи в совокупности, суд счел, что исковое заявление П. Н. удовлетворению не подлежит.

Но, безусловно, завещание недействительно при доказанности того, что оно совершено гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ), либо под влиянием обмана, насилия, угрозы (ст. 179 ГК РФ).
Решением Прикубанского районного суда дело № 2-1251/11 исковые требования С. Я. к Б. В. о признании завещания недействительным удовлетворены в полном объеме.

«Из материалов дела следует, что <...> года А. А. составил завещание, в соответствии с которым все свое имущество, какое ко дню его смерти окажется ему принадлежащим, он завещал истице. <...> года А. А., приходившийся дедушкой истице и братом ответчику, умер.

После его смерти истица обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, однако нотариус уведомила ее о том, что наследственное дело уже заведено по заявлению ответчика, который предъявил завещание, удостоверенное <...> года. А. А. страдал рядом хронических заболеваний, а также злоупотреблял спиртными напитками. В последние годы жизни у А. А. ухудшился слух, появилась сбивчивая речь, он плохо помнил события, происходящие с ним, с трудом адекватно оценивал ситуации. В связи с чем С. Я. просила признать завещание от <...> года недействительным, полагая, что в момент его подписания А. А. не понимал значения своих действий.

В судебном заседании представители истицы поддержали заявленные требования в полном объеме, настаивали на их удовлетворении. Ответчик и его представитель в судебном заседании исковые требования не признали, просили отказать в их удовлетворении.

В соответствии с п. п. 1, 2, 5 ст. 1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Согласно п. 1 ст. 1119 ГК РФ, завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, включить в завещание иные распоряжения.

<...> года А. А. составил завещание, согласно которому все свое имущество, какое ко дню его смерти окажется ему принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось, а также неразрывно связанные с ним имущественные права он завещал С. Я.

Однако при обращении С. Я. к нотариусу с заявлением о принятии наследства, ей было отказано, в связи с тем, что заведено наследственное дело № <...> от <...> года по заявлению Б. В., который представил завещание, удостоверенное <...> года нотариусом Краснодарского нотариального округа М. Н.

В силу п. п. 1, 2 ст. 1130 ГК РФ завещатель вправе отменить или изменить составленное им завещание в любое время после его совершения, не указывая при этом причины его отмены или изменения. Завещатель вправе посредством нового завещания отменить прежнее завещание в целом либо изменить его посредством отмены или изменения отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений. Завещание, отмененное полностью или частично последующим завещанием, не восстанавливается, если последующее завещание отменено завещателем полностью или в соответствующей части.

В соответствии с п. п. 1–2 ст. 1131 ГК РФ при нарушении положений ГК РФ, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

В соответствии со ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

С. Н., допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля, пояснила, что она осуществляла уход за А. А., помогала ему по дому. А. А. был адекватный, правильно отвечал на вопросы, странностей в поведении у него не было, алкоголем не злоупотреблял.

Свидетель К. Л. в судебном заседании пояснила, что странностей в поведении А. А. она не замечала, алкоголем он не злоупотреблял, у него было больное сердце.
Свидетель Д. В. в судебном заседании пояснила, что она работает хирургом, и выезжала к А. А. на дом для осуществления лечения. Д. В. также пояснила, что она не психиатр и не может дать оценку его психического здоровья, однако на вопросы он отвечал адекватно, странностей в поведении замечено не было.
Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля нотариус П. Е. показала, что она выезжала на дом к А. А., осуществляла удостоверение двух доверенностей на управление денежным вкладом. А. А. по внешним признакам был адекватным.

Судом при вынесении решения помимо показаний сторон, свидетелей, были исследованы письменные доказательства, а именно: медицинская карта стационарного больного № <...>, усматривается, что в период пребывания в стационаре с <...> года по <...> года А. А. осматривался врачом терапевтом, который отметил заторможенность поведения. А. А. давал односложные ответы, путался в ответах, у него был выявлен сахарный диабет, цирроз печени, гипертоническая болезнь. Также А. А. был осмотрен врачом невропатологом, который указал, что А. А. заторможен, неадекватен, негативен к осмотру, агрессивен, дезориентирован в пространстве и времени, память снижена, выявлены признаки неврологической симптоматики в виде – дисциркуляторной, атеросклеротической, гипертонической, диабетической энцефалопатии.

Согласно выписке из медицинской карты МБУЗ «Поликлиника № <...>, в период с <...> года по <...> года А. А. обращался по поводу аллергического дерматита, эпидермии; цирроза печени, декомпенсированного; синдрома портальной гипертензии (асцит), ДЭП 2-3 сложного генеза; ИБС, стенокардия 2 ф. кл.; трепетания предсердий, хронической сердечной недостаточности 2, гипертонической болезни 3 ст., риск 4; рецидив ДГПН 1,2 ст. хронического цистита, хронического простатита, состояние после чрезпузырной аденомэктомии 1990 года.

Также в связи с тем, что возникшие в процессе рассмотрения дела вопросы требовали специальных познаний, судом по настоящему делу в порядке ст. 79 ГПК РФ была назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза.

Согласно заключению комиссии экспертов от <...> года № <...>, А. А. при жизни, в том числе в момент составления завещания от <...> года, обнаруживал признаки органического расстройства личности в связи со смешанными заболеваниями. Указанное расстройство личности позволяет сделать вывод, что в момент составления завещания от <...> года А. А. с наибольшей степенью вероятности не мог понимать значение своих действий и руководить ими.
Экспертное заключение аргументировано экспертами полно, исследованы медицинские документы и учтены свидетельские показания.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Суд в своем решении указывает на то, что в судебном заседании ответчик не представил доказательств в обоснование возражений по иску о признании завещания недействительным, таким образом, не выполнив требования ст. 56 ГПК РФ.

Оценивая все изложенное выше, судом был сделан вывод, что исковые требования С. Я. к Б. В. о признании завещания недействительным подлежат удовлетворению.

Завещание А. А., <...> года рождения, умершего <...> года, в пользу Б. В., удостоверенное нотариусом Краснодарского нотариального округа, признать недействительным».

Во втором случае речь идет о том, что в момент совершения завещания завещатель в силу своего болезненного состояния (это может быть и физическая, и психическая болезнь) не отдает отчета своим действиям, не может оценить ни совершаемые действия, ни их последствия. Для решения вопроса о действительности оспариваемого завещания суд непременно назначает судебно-медицинскую или судебно-психиатрическую экспертизу, допрашивает свидетелей, оценивает представленные письменные доказательства.

Если в описанном случае речь идет о том, что воля завещателя вообще не сформировалась, то первый случай – пример того, как не нарушен основной принцип – свобода завещания, так как завещание было составлено свободно сформировавшейся волей.

Обратиться с требованием о признании завещания недействительным, т. е. оспорить завещание в суде, могут лишь заинтересованные лица, т. е. те, чьи права и законные интересы нарушены таким завещанием (п. 1 ст. 3 ГПК РФ). Это могут быть наследники по закону, лица, указанные в ранее составленном завещании, и, наконец, Российская Федерация, претендующая на выморочное имущество. Требование о признании завещания недействительным может быть заявлено только после смерти завещателя (после открытия наследства).

Завещание, как правило, признается недействительным в целом. Однако это не исключает возможности признания недействительными отдельных содержащихся в завещании распоряжений, если их недействительность не затрагивает других частей завещания и если можно предположить, что эти части завещания были бы в него включены независимо от распоряжений, являющихся недействительными (ст. 180 ГК РФ).

Так, 28.09.2012 года Сысертский районный суд Свердловской области, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-341/12 по иску С. Ю. к Ч. Е. о признании завещания недействительным, удовлетворил исковые требования истца частично.

«В обоснование заявленных исковых требований истец указал, что состоял в законном браке с гражданкой С. Т., что подтверждается свидетельством о регистрации брака от <...> года. Супруга истца умерла <...> года, о чем составлена запись акта о смерти № <...>.

После смерти супруги истец обратился к нотариусу И. Д. с целью оформления наследственных прав по закону. Однако нотариус сообщила истцу, что имеется завещание, которое датируется <...> года. Из содержания завещания следует, что С. Т. завещала Ч. Г. жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <...>. Дом они строили совместно, участок и дом были зарегистрированы на супругу.

Поскольку данное недвижимое имущество является совместно нажитым имуществом супругов С. Ю. и С. Т., – по закону С. Ю. принадлежит 1/2 доли на данное совместно нажитое имущество, которое не может быть отчуждено без его согласия.

Кроме того, истец счел, что на момент составления завещания С. Т. не могла понимать значения своих действий и руководить ими, поскольку страдала тяжелым заболеванием, с <...> года она состояла на диспансерном учете с диагнозом: <...>. В день составления завещания <...> года истец вызывал супруге скорую медпомощь. В районе 19.00 часов истец находился в огороде, предположительно в это время в доме появился нотариус. Супруга самостоятельно вызвать нотариуса, прочитать и подписать завещание не могла, так как в основном находилась <...>. Через пять дней после составления завещания супруга скончалась.

Представитель ответчика Ш. Е. иск не признала, указав, что статья о режиме совместной собственности в данном случае неприменима. Дом подарен задолго до брака с истцом, и, следовательно, является собственностью умершей. Она имела хороший доход, муж у нее был на иждивении. Все деньги она вкладывала в благоустройство дома. Муж все пропивал. До самой смерти она была в ясном сознании, отдавала отчет своим действиям. Завещание оформлено в полном соответствии с законом. Она подписала завещание сама. Она все делала сама до самой смерти, могла попросить кого-либо сходить в магазин, ясно излагала свою волю. <...> года она попросила вызвать священника, исповедалась. В последний день жизни она выразила желание по поводу места захоронения, чтобы ее отпели.
В ходе судебного заседания ответчик Ч. Г. суду пояснила, что С. Т. – ее родная сестра. Ответчик не оспаривает право истца на 1/2 доли в праве собственности на дом и на земельный участок, расположенный по адресу: <...>. Дом является совместной собственностью С. Ю. и его умершей жены, они его построили на совместные средства. До дня смерти С. Т. проживала в этом доме с мужем С. Ю.

На основании технического паспорта ОИЖС от <...> года, право собственности на жилой дом по адресу: <...>, площадью 107,2 кв. м., зарегистрировано в полном объеме за С. Т., что подтверждается свидетельством от <...> года № <...> государственной регистрации права.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права серия № <...> от <...> года, С. Ю. является собственником земельного участка, площадью 1164 кв. м., кадастровый номер <...> категория земель: земли поселений, целевое использование: под жилой дом индивидуальной жилой застройки, расположенного по адресу: <...>, на основании договора купли-продажи земельного участка № <...> от <...> года.

Следовательно, жилой дом возведен супругами в период брака, а земельный участок приобретен по возмездной сделке также на совместные средства.

В силу ст. 256 ГК РФ, ст. ст. 34–37 СК РФ имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому в период брака, относятся приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Согласно ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено. При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами (ст. 39 СК РФ).

Таким образом, в силу положений действующего гражданского законодательства об общей собственности супругов (статья 34 СК РФ, статья 256 ГК РФ), право собственности одного из супругов на долю в имуществе, нажитом во время брака, не прекращается после смерти другого супруга. Обращение к нотариусу за получением свидетельства о праве собственности на супружескую долю не является обязанностью пережившего супруга, императивно предусмотренной законом.

Материалами дела подтверждено, что недвижимое имущество, расположенное по адресу: <...>, состоящее из жилого дома площадью 107,2 кв. м., количество этажей 2, со служебными строениями и дворовыми сооружениями: котельная, гараж, навес, сарай, предбанник, баня, теплица, навес, ворота, забор, выгреб, колодец, и земельного участка, площадью 1164 кв. м., кадастровый номер <...>, является совместно нажитым имуществом супругов С. Ю. и С. Т., и, следовательно, С. Ю. принадлежит 1/2 доли на данное совместно нажитое имущество, которое не может быть отчуждено без его согласия как собственника (ст. 235 ГК РФ).

Согласно статье 1150 ГК РФ принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. При этом доля умершего супруга в этом имуществе входит в состав наследства и переходит к наследникам.

Как следует из статьи 256 ГК РФ, совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона.

Кроме того, истец от своего права на супружескую долю в общем имуществе, оставшемся после смерти С. Т., не отказывался, включение принадлежащей истцу супружеской доли в наследственную массу в завещании не может быть признано законным. Включение доли в совместно нажитом имуществе в наследственную массу нарушает права и законные интересы истца как пережившего супруга.

В <...> году сестра заболела, в <...> года ей сделали операцию. Ч. Г. виделась с сестрой, приезжала к ней, но постоянно за ней не ухаживала. Не работала сестра только последнюю неделю перед смертью. Всю эту неделю ответчик была с сестрой. Сестра умерла <...> года, но она была адекватна вплоть до своей смерти. Понимала значение своих действий. Какие-либо лекарства, влияющие на ее психическое состояние, не принимала, обслуживала себя сама. Завещание было составлено по ее инициативе в присутствии нотариуса. О том, что сестра намеревалась передать Ч. Г. дом по завещанию, она говорила их старшей сестре – П. Е., которая в настоящее время умерла. <...> года навестить сестру приезжали ее знакомые С. М. и Р. Т. Они общались с сестрой. В течение последней недели они приезжали раза три, разрешали вопросы по поводу работы. Они могут подтвердить, сестра была адекватна. Также это могут подтвердить лечащий врач и нотариус. Завещание составлялось в отсутствие ответчика. В комнате при составлении завещания были сестра и нотариус. Считает, что оснований для признания завещания недействительной сделкой, нет.

Третье лицо, нотариус Р. Т. в судебных заседаниях указала, что по четвергам выезжает по вызовам граждан. В тот четверг С. Т. позвонила, она приехала для выяснения ее воли. Она все изложила четко. Нотариус убедилась, что она может писать. Завещание было удостоверено. Она расписалась в реестре-журнале. Сомнений в ее дееспособности не было. Сестра говорила, что приехала за ней ухаживать.

В силу положений статьи 1119 ГК РФ, завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные правилами настоящего Кодекса о наследовании, отменить или изменить совершенное завещание. Завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания. Завещатель вправе совершить завещание в пользу одного или нескольких лиц, как входящих, так и не входящих в круг наследников по закону (п. 1 ст. 1121 ГК РФ).

Как следует из завещания, С. Т. завещала жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <...> – Ч. Г.
Как следует из статьи 1131 ГК РФ, при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

В соответствии со статьей 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

В силу положений статьи 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Таким образом, указанное завещание в силу ст. 168 ГК РФ является недействительной (ничтожной) сделкой в части супружеской доли, принадлежащей истцу.
В связи с чем исковые требования подлежат удовлетворению в части 1/2 доли в праве собственности на наследственное имущество.

В соответствии со ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Основывая свои требования на том, что С. Т. в момент составления завещания не отдавала отчет своим действиям, С. Ю., не представил доказательств данных обстоятельств, о проведении посмертной судебной почерковедческой экспертизы в подтверждение своих доводов не заявлял. Учитывая изложенное, а также принимая во внимание нотариальное удостоверение оспариваемого завещания, что включает проверку дееспособности завещателя, суд полагает, что по основанию, предусмотренному ст. 177 ГК РФ, завещание С. Т. не может быть признано недействительным.

Согласно заключению посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы № <...> от <...> года, у С. Т. в период составления завещания выявлялись признаки органического <...>.

Однако, поскольку по предоставленным материалам у С. Т. не выявлялось таких особенностей личности, как подчиняемость, внушаемость, имела место последовательность, целенаправленность, внутренняя мотивированность поведения при совершении сделки; а имевшееся психическое расстройство не сопровождалось выраженными и стойкими когнитивными нарушениями, нарушениями сознания, воли, ориентировки, психотической симптоматикой, снижением критических и прогностических способностей, эксперты приходят к выводу, что С. Т. могла понимать значение своих действий и руководить ими в период составления завещания от <...> года.

Выводы экспертов подтверждаются также исследованными в судебном заседании амбулаторными медицинскими картами. Кроме того, заключение экспертов подтверждается и показаниями свидетелей, наблюдавших С. Т. в последние дни ее жизни, и которые не подтверждают наличие у нее каких-либо нарушений восприятия, памяти, мышления, речи.

Таким образом, каких-либо когнитивных нарушений (память, внимание, мышление, понимание, речь), нарушений сознания, ориентировки, воли, снижения критических и прогностических способностей, психотической симптоматики в предоставленной медицинской документации не описано, показаниями свидетелей не подтверждены.

Таким образом, у суда не было оснований не доверять экспертам, т. к. указанные заключения были даны подробно, мотивированы, корреспондируются с другими материала дела, такими как свидетельские показания, показания нотариуса. Принимая во внимание вышеизложенное, исследовав представленные суду доказательства в их совокупности, исковые требования о признании недействительным завещания подлежат удовлетворению, но в части, поскольку обстоятельства, необходимые для применения положений ст. 177 ГК РФ не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Суд исковые требования С. Ю. к Ч. Г. о признании завещания недействительным удовлетворил частично, признал недействительным завещание, составленное С. Т., удостоверенное нотариусом Р. Т., зарегистрировано в реестре за <...> в части 1/2 доли в праве собственности недвижимое имущество, расположенное по адресу: <...>.
В остальной части иска было отказано.

Исчерпывающего перечня оснований оспаривания завещаний привести невозможно. Недействительными могут быть признаны завещания, совершенные также с нарушением других, не упомянутых здесь норм законодательства.

Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием (другие наследники по завещанию или по закону, отказополучатели, прокурор и др.).

В соответствии с п. 3 и 4 ст. 1131 ГК РФ не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя. Оспаривание завещания до открытия наследства не допускается.


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Признание завещания недействительным - судебная практика Стих внученьке на день рождения

О признании завещания действительным О признании завещания действительным О признании завещания действительным О признании завещания действительным О признании завещания действительным О признании завещания действительным О признании завещания действительным О признании завещания действительным

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ